Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

сигарета, Борода

У меня же есть в ленте опытные корректоры - да и просто пишущие люди...

Ситуация: есть предложение, написанное ребенком в "изложении". Вот это предложение:

Снегирь — зимняя птица. У него ярко-красная грудка, она сильно выделяется на снегу. Головка у него чёрная, маленькая. У него серо-чёрные крылья и длинный хвост.

Препод проверяет работу, и все "него" заменяет на "нее", припысывая "женский род", не объясняя причины. Я понимаю, что второе предложение корявое и в принципе понимаю, что препод добивается единообразия написания и во втором предложении требует ясности, к чему относится "она". Но мне кажется, что достаточно было бы просто исправить "она" на "которая", оставив остальное как есть.
Отвлекшись от того, что я бы написал иначе, так как и этот вариант замены ("которая") мне не очень нравится, и приняв во внимание, что мне замена на "нее" кажется почему-то логичной (подспудно где-то), но и не обязательной - есть ли какое-то правило, которое может объяснить действия препода?

Спасибо-пожалуйста-ногами не бить.
Страааашно

А я сегодня видел...

А я сегодня в метро видел существо, которое могло быть олицетворением любви.
При чем любви в самом худшем ее проявлении.
Беззаветной, всепоглощающей материнской любви.
Существо это было... Жалким. Жалким настолько, насколько может быть человек. При чем вызывающим не ту жалость, что вызывают, например, БОМЖи - нет. В этой жалости нет брезгливости. В этой жалости только боль и... Знаете, желание пристрелить.
Да-да, именно пристрелить - как лошадь, сломавшую ногу, чтобы не мучилась. Она уже никогда не встанет и будет лежать, жалобно ржать, плакать и смотреть на тебя с немым укором - за что мне эта боль? Ну за что?!
Collapse )
сигарета, Борода

Ворожея

Ручейки крови сбегали по коже на клеенчатую скатерть, собирались в лужицу, набухающую с каждой минутой все больше. Скатывались из разреза, оставленного острой бритвой.
«Хватит, наверное...» – подумала девушка, перехватывая руку жгутом. Было больно, как всегда – сладко-больно.
Рана привычно быстро перевязана, жгут снят. Девушка, по сути, еще девочка, окунает палец в остывшую уже кровь. Водит окровавленным пальцем по предплечью, старательно повторяя узор уже заживших и еще заживающих порезов. Их приходится постоянно прятать под длинными рукавами.
Точность очень важна: ворожба требует. Полоски складываются в кабалистические узоры, красными змейками оплетают предплечье, штрих за штрихом стремясь к совершенству. Кажется, все верно.
«Да?» - спрашивает она.
«Да!» – ответ четкий и ясный.
Облегченно вздохнув, она откидывается на спинку стула. Рука болит и зудит, и девочка трет повязку, которая уже начинает пропитываться кровью: рано сняла жгут...
«Ну и ладно – наложу еще раз», – думает она как-то сонно.
Это же для благого дела, потерпит...

* * *
– Когда выезжаем?
– Не знаю, солнце мое. А надо, да? Может, в следующие выходные?Collapse )
сигарета, Борода

День пионерии.

Вот все в ленте упорно напоминают мне, что сегодня - День пионерии.
Должен сказать, что с пионерией у меня очень особенные отношения. Нет, что Вы! Отнюдь не то, что вы подумали!
Дело было так...

Рожденный ползать...
Родился и жил я в Питере. Тогда - в Ленинграде. Жили мы не то, чтобы в хоромах: четырнадцать метров на четверых, на Лиговке, одном из самых бандитских районов города, были честно поделены: мне оставалось ровно полтора метра, которые не были заняты детской кроваткой, диваном родителей, шкафом, столом, секретером, маслянной батареей ну и прочей мелочью.
Так как дом был ОЧЕНЬ старым, а ремонтировать его никто не собирался, то отопление работало в нем крайне скудно. Вернее практически не работало. Что пагубно сказалось на здоровье моего брата: у него обнаружилась астма. И вот, по совету врачей, мы переезжаем... в деревню! На свежий воздух.
Сказать, что я был шокирован деревенской школой - это значит не сказать ничего. Деревенская школа... Это нечто. Начиная с учителей и заканчивая тем, что угроза "я брата позову" там более чем реальна: основная масса колхозного населения зимой ничего не делает, кроме как занимается насаждением в этом мире себе подобных. Ну, в перерывах между пьянками. То есть, иногда они это совмещают. Пьянку и размножение. А иногда - нет. То есть просто пьют.
Да, вернусь к школе. Так вот, чужеродные тела, вроде моего, там принимались кране неохотно. Тех, кто приезжал из соседней деревни можно было еще как-то причислить к своим, так как мама знала сестру Васи, у которого папа работал в соседнем колхозе, который... Ну и так далее, вы меня поняли. В общем, соседнее село - это свои. На фоне городского - и вообще братья по крови.
И тут на сцене этого театра появляется нечто. Это нечто - "мальчик из приличной семьи", в жизни не слышавший столько матерных артиклей, сколько вставлялось в речь деревенской элиты. Мальчик, который в третьем классе умел ЧИТАТЬ! Читать быстро, с выражением, запоминал стихи "на раз", то есть не уча; эта сволочь еще и сочинения писала за десять минут до начала урока! Назвать это "чужеродным телом" - просто ничего не сказать!
А главное - он уже ПИОНЕР! И принимали в пионеры его на самой "Авроре"! И у него - у него ГАЛСТУК! Шелковый!
Люди, вы помните, помните это пламенеющее, развевающееся на осеннем ветру маленькое счастье, что заставляло биться сердце сильнее? Вы помните, как "перед лицом своих товарищей,ТОРЖЕСТВЕННО КЛЯНУСЬ!", как все маленькое существо, еще не знающее слова "оргазм", познавало его суть; как оно выплескивалось детским голоском навстречу этому светлому чувству?! Как рвалось: горячо любить свою Родину; жить, учиться и бороться как завещал великий Ленин!
Будь готов! - Всегда готов!
И звездочка Октябренка, бережно зажатая в ладошке. И холодный шелк, ложащийся на шею...
Ах... Collapse )